Беременность с ВИЧ

Наличие ВИЧ при беременности относится к одной из важнейших проблем современной медицины. Казалось бы – самый простой выход при выявлении вируса иммунодефицита – это прерывание беременности.

Однако, благодаря разработке ВААРТ (высокоактивная антиретровирусная терапия) все больше пациенток с вирусом хотят сохранить беременность.

И все же следует учитывать, что ребенок подвергается высоким рискам инфицирования во время всего внутриутробного периода развития, во время родов, а также во время естественного вскармливания. Однако, комплексная терапия ВИЧ при беременности позволяет будущей матери выносить и родить здорового ребенка.

Основной упор для вынашивания здорового ребенка делается на антиретровирусную (АРТ) профилактику. При отсутствии АРТ-профилактики и при сохранении кормления грудью после родов, риск инфицирования малыша составляет около 45-50%.

При своевременном назначении АРТ-профилактики передачи ВИЧ-инфекции при беременности, риск инфицирования плода составляет 1-2%. Разница существенная.

Как передается вирус

Справочно. Риск инфицирования обуславливается уровнем ВН (вирусная нагрузка) в крови больного и механизма заражения (максимальные риски наблюдаются при гемотрансфузиях, наименьшие – при интимных контактах).

Заражение может осуществляться:

  • контактно (при интимных контактах, попадании инфицированных биоматериалов на слизистые или раневые поверхности);
  • вертикально (передача ВИЧ при беременности плоду, а также инфицирование в родах и во время естественного вскармливания);
  • артифициально (при проведении медицинских манипуляций, переливании крови, использовании донорской спермы или грудного молока, загрязненного мед. инструментария, инъекциях использованными шприцами, нанесении татуировок, татуажа в нелицензированных заведениях).

Максимальное количество вирусных частиц содержится в биожидкостях (кровь, сперма, грудное молоко, влагалищный секрет).

Вероятность заразиться при вагинальном половом акте от пациента, проходящего антиретровирусную терапию и имеющего низкий уровень вирусной нагрузки, составляет менее 1%.

При анальном сексе риск заражения увеличивается (примерно на 1-2%). Следует отметить, что наличие ЗППП (заболеваний, передающихся половым путем), в особенности полового герпеса, значительно увеличивает вероятность полового пути передачи ВИЧ. Также риск заражения повышается при частой смене половых партнеров.

Риск инфицирования мужчины от мужчины, а также женщины от мужчины выше, поскольку в сперме содержится большее количество вируса, чем в вагинальном секрете.

Внимание. Риск передачи ВИЧ при беременности составляет около 50%. Также риск увеличивается при естественном вскармливании (вирус выделяется с грудным молоком).

Максимальные риски отмечаются при внутривенном введении наркотических средств, использовании инфицированных мед. инструментов, переливании крови (риск заражения составляет 80-100%).

В моче, слюне, поте, мокроте, слезах содержится минимальное количество вируса, поэтому заражение через эти жидкости исключается. ВИЧ невозможно заразиться при рукопожатиях, использовании общей посуды, посещении бассейнов, разговоре, объятиях, поцелуях.

Также заражение невозможно при укусах насекомых.

Сдают ли анализ на ВИЧ при беременности

Для своевременной диагностики заболевания женщинам, планирующим беременность, а также беременным пациенткам рекомендовано пройти полное обследование. Однако, необходимо подчеркнуть, что тестирование на ВИЧ инфекцию является исключительно добровольным. Пациентка может отказаться от обследования или же дать на него письменное согласие.

При получении положительного анализа на ВИЧ при беременности рекомендовано проведение повторной диагностики в СПИД центре.

Справочно. Необходимо отметить, ложноположительный анализ на ВИЧ при беременности регистрируется достаточно часто. Особенно велик риск получения ложноположительного результата на ранних сроках беременности, а также при наличии у пациентки хронических или аутоиммунных патологий.

В связи с этим, лучше всего пройти обследование до беременности (на этапе ее планирования).

Методы диагностики

Для проведения анализа применяют диагностику методами:

  • ИФА (определение антител к ВИЧ и антигенов р24);
  • ПЦР (определение ДНК-провирусов и РНК вируса);
  • иммуноблоттинга (определение антител к специфическим белкам ВИЧ).

Данные тесты на ВИЧ при беременности отличаются максимальными показателями чувствительности. Однако, несмотря на это, по результатам одного обследования диагноз не выставляется.

Для первичных тестов чаще всего применяют анализ методом ИФА. Для повторных обследований в СПИД-центре кровь на ВИЧ при беременности исследуется методом иммуноблоттинга или ПЦР.

Анализ мужа на ВИЧ при беременности может быть рекомендован при получении нескольких + результатов у беременной.

Справочно. Диагноз иммунодефицита может быть выставлен только врачом СПИД центра, после проведения комплексной диагностики и получения не менее трех + результатов анализа у беременной.

Следует отметить, что полученный результат анализа может трактоваться как:

  • отрицательный (в крови не выявляется антител к ВИЧ);
  • сомнительный (в крови выявляются антитела к одному из ВИЧ гликопротеинов);
  • положительный (в крови выявляют антитела ко всем гликопротеинам ВИЧ).

Получение сомнительных результатов не может считаться основанием для выставления диагноза. В таком случае, проводится повторное обследование. При необходимости, для подтверждения диагноза может потребоваться выполнение вирусологического обследования (проводится выделение вируса из крови пациентки).

При подтвержденном диагнозе обязательно исследуется вирусная нагрузка при ВИЧ при беременности. Уровень активности вируса в крови является важным прогностическим показателем, а также позволяет оценить эффективность проводимой терапии (при его оценке в динамике).

Беременность и ВИЧ

В период вынашивания ребенка у женщины наблюдается естественное снижение уровня иммунитета, а также часто происходит обострение хронических заболеваний (на фоне изменения гормонального фона, увеличения нагрузки на организм).

Справочно. В связи с этим, без специальной антиретровирусной терапии ВИЧ инфекция при беременности может быстрее прогрессировать.

Наличие ВИЧ может значительно отягощать течение беременности за счет частого присоединения инфекционных заболеваний и их более тяжелого течения.

Также необходимо учитывать, что многие препараты, назначаемые для предупреждения развития инфекций-оппортунистов, при беременности противопоказаны.

Профилактика ВИЧ во время беременности

Профилактические мероприятия должны быть комплексными и проводиться непрерывно при помощи антиретровирусной терапии (АРТ).

СПИД-центры должны работать совместно с акушерскими и педиатрическими службами, наркологическими клиниками, центрами психологической помощи и соц. поддержки.

Вся документация (результаты анализа на ВИЧ при беременности, история болезни) должна заполняться и храниться в соответствии с принципами соблюдения медицинской тайны.

Основные методы профилактики направлены на:

  • подбор эффективной антиретровирусной терапии матери (профилактика проводится на протяжении всей беременности);
  • проведение профилактики инфицирования в родах;
  • назначение антиретровирусной терапии новорожденному в первые недели жизни;
  • проведение акушерских вмешательств в родах (наиболее эффективно проведение планового кесарева сечения под прикрытием внутривенного введения антиретровирусных препаратов);
  • перевод ребенка на кормление смесями (грудное молоко содержит ВИЧ, поэтому кормление грудью может привести к инфицированию ребенка).

Также важно объяснить матери, что отсутствие профилактических мероприятий для ребенка опаснее, чем АРТ терапия.

Для профилактики инфицирования детей при ВИЧ у беременных назначают ограниченный спектр препаратов, прошедших клинические исследования безопасности при назначении беременным. Данные препараты не обладают терратогенным эффектом и не приводят к развитию врожденных патологий плода.

Обследование новорожденного

Справочно. После родов показано проведение анализа крови ребенка на ВИЧ при помощи полимеразной цепной реакции (ПЦР). Первый анализ выполнятся в первые 48 часов жизни ребенка.

Исследование пуповинной крови не проводится, поскольку она содержит материнскую кровь.

Получение положительных результатов исследования говорит о том, что ребенок, вероятнее всего, инфицирован. Проведение второго анализа на ВИЧ выполняется на шестой-восьмой неделе независимо от результатов предыдущего исследования.

Если проведение ПЦР невозможно, то проводят анализ на антитела в 15-18 месяцев и повторное исследование при помощи иммуноблоттинга.

Клинические рекомендации

Проведение РКИ (рандомизированных контролируемых испытаний) подтвердили эффективность проведения АРТ у женщин, вынашивающих ребенка.

Важно. Согласно статистике, раннее назначение препаратов зидовудина беременным с ВИЧ инфекцией и новорожденным снижает вероятность заражения с 50 до 7-8%.

Назначение комбинированных схем лечения, состоящих из трех препаратов (включая назначение ингибиторов протеаз), позволяет уменьшить вероятность инфицирования плода до 0.9-1.3%.

Предпочтительным методом родоразрешения является кесарево сечение. Также следует избегать проведения амниоцентеза (инвазивная диагностическая процедура, заключающаяся в проведении пункции амниотической оболочки и забора образца околоплодных вод для последующего лабораторного исследования).

Терапия во время беременности

Беременных с ВИЧ инфекцией разделяют на четыре категории. Пациентки, которые:

  • в данный момент не нуждаются в АРТ по состоянию здоровья (однако АРТ требуется для профилактики ВИЧ у ребенка) – 1 группа;
  • нуждаются в АРТ по состоянию здоровья -2 группа;
  • начали принимать антиретровирусную терапию до беременности – 3 группа;
  • не проходили обследование и не получали АРТ до родов – 4 группа.

Пациенткам из первой группы (при уровне СD4 клеток в анализе более 350 на мкл) для профилактики передачи ВИЧ ребенку во время беременности показано назначение препаратов зидовудина. Профилактика проводится под контролем уровня гемоглобина.

При проведении планового кесарева сечения пациенткам из 1 группы показано только введение зидовудина.

При начале самопроизвольных родов показано введение:

  • зидовудина по 300 мг каждые 3 часа до рождения ребенка (при наличии возможности вводить зидовудин внутривенно, инфузию препарата начинают за 4 часа до начала кесарева сечения (по 2 мг на килограмм в течение первого часа, а затем по 1 мг на кг в час до момента перерезания пуповины);
  • ламивудина (применяют по 150 мг дважды в сутки);
  • невирапина (назначают 200 мг однократно в начале родового процесса).

Справочно. Для проведения профилактики после родов матери показано применение зидовудина (по 300 мг дважды в сутки) и ламивудина (по 150 мг дважды в сутки) в течение семи дней после родов. Данная схема назначается для снижения риска формирования устойчивости ВИЧ к препаратам невирапина у матери и ребенка.

Если женщина не получала препараты невирапина (схемы профилактики в родах с невирапином являются более предпочтительными), профилактическую АРТ отменяют после проведения кесарева сечения, а затем, после обследования, пациентке назначается стандартная ВААРТ.

Ребенку, в первые семь дней после рождения, могут назначать следующие схемы профилактики:

  • если матери в родах назначали невирапин – ребенку показан прием сиропа зидовудина (по 4 мг на кг, для недоношенных детей доза составляет 1.5-2 мг на кг)+ламивудин (2 мг на кг) два раза в сутки в течение семи дней + однократное введение невирапина )2 мг на кг) сразу после рождения;
  • если матери в родах не назначался невирапин – ребенку назначают семидневный прием сиропа зидовудина по (по 4 мг на кг, для недоношенных детей доза составляет 1.5-2 мг на кг).

Пациенткам, которые ранее получали препараты зидовудина, а также женщинам, у которых вирусная нагрузка превышает 10000 копий на миллилитр крови, для профилактики во время беременности назначают схему: зидовудин (по триста мг дважды в день) + ламивудин) по 150 мг дважды в сутки) + саквинавир/ритонавир (800/100 два раза в день).

Вместо саквинавира/ритонавира могут назначаться препараты нелфинавира или лопинавира/ритонавира.

Профилактика по состоянию здоровья

Справочно. Беременным, которым требуется АРТ по состоянию здоровья (но ранее не получавшим антиретровирусные препараты) назначают лечение по схемам ВААРТ.

Для лечения и профилактики предпочтительно назначать схемы с зидовудином, ламивудином и неврапином.

После родов пациентке показано продолжать высокоактивную антиретровирусную терапию.

Во время проведения ВААРТ следует тщательно следить за уровнем гемоглобина пациенток (при развитии анемии зидовудин может быть заменен на тенофовир или абакавир), а также показателями СD4 клеток (при уровне СD4 ниже 250 на мкл отмечается повышенный риск проявления гепатотоксичного воздействия невирапина).

Если пациентка получала антиретровирусную терапию менее четырех недель, профилактику зидовудином у ребенка после родов проводят не менее четырех недель.

По показаниям, вместо комбинации саквинавира/ритонавира могут использоваться препараты лопинавира/ритонавира, нелфинавира или эфавиренза (назначается со второго триместра беременности, при невозможности применить другие антиретровирусные препараты).

Схемы профилактики у женщин из 3 группы

Схемы для женщин из 4 группы

Послеродовой период

До выписки из роддома роженица должна быть проконсультирована о методах искусственного вскармливания ребенка (грудное вскармливание не рекомендовано), а также о методах дальнейшей контрацепции.

Справочно. Женщине следует также объяснить, что ребенка не следует прикладывать к груди во время искусственного вскармливания.

Для предупреждения повторной беременности рекомендуется применение презервативов. Метод лактационной аменореи не может рассматриваться в качестве метода контрацепции.

Иногда решиться на беременность для женщины – настоящая проблема. Перед ней стоит сложная задача, ведь ей надо решить, готова ли она рисковать своим здоровьем и здоровьем будущего, еще не зачатого, малыша. Желание иметь детей переплетается с сомнением и страхом, если женщина (или ее партнер) ВИЧ-позитивна.

Известно, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) является возбудителем СПИДа. Различают два типа ВИЧ: ВИЧ-1 (наиболее распространен) и ВИЧ-2. ВИЧ-1 более коварен, поскольку 20-40% его носителей впоследствии заболевают СПИДом, в то время как у второго типа риск заболевания составляет 4-10%. В среднем время развития СПИДа от момента инфицирования составляет 10 лет.

Исследователям удалось выделить вирус из многих жидкостей человеческого организма: крови, спермы, вагинального секрета мочи, слюны и слезной жидкости. Но до сих пор зарегистрированы случаи заражения только через кровь, сперму, вагинальный секрет и грудное молоко.

Зачатие

Если люди с вирусом иммунодефицита человека имеют желание завести ребенка, им надо серьезно подумать и посоветоваться с врачом. Естественно, это вовсе не значит, что всю ответственность за решение надо переложить на специалистов. Они выполняют только консультативную роль, а пара, учитывая все возможные риски, принимает решение.

До сих пор не доказано, что наличие ВИЧ-инфекции у женщины влияет на усугубление состояние здоровья во время беременности. Поэтому при соблюдении определенных условий зачатие все-таки возможно.

Существует некое различие между тем, как происходит зачатие (и как минимизировать риск инфицирования ребенка), если носителем является один или другой из партнеров.

Итак, если ВИЧ-положительна женщина:

Современной медицине известны методы зачатия, при которых существенно минимизируется риск передачи ВИЧ-инфекции плоду. К сожалению, ни один из этих способов не дает стопроцентной гарантии, что малыш не заразится.

Если женщина ВИЧ-положительна, а мужчина ВИЧ-отрицателен, то во время зачатия существует риск инфицирования мужчины. Чтобы этого не случилось, женщине стоит воспользоваться набором для самостоятельного осеменения. Для этого сперму партнера собирают в стерильный сосуд и оплодотворяют женщину в наиболее благоприятный для зачатия период, то есть, во время овуляции

Если ВИЧ-положительный мужчина:

В этом случае существует риск заражения женщины. Ребенок же через отцовскую сперму напрямую инфицирован не будет, а заразится от матери (естественно, если она во время незащищенного акта инфицируется). Чтобы защитить женщину, медики советуют планировать зачатие в наиболее благоприятные для оплодотворения дни, а также в те периоды, когда вирусная нагрузка мужчины не определяется.

Возможен другой вариант – очистка спермы от семенной жидкости. Таким образом, вирусная нагрузка снижается, и вирус не обнаруживается. Итальянские медики с помощью этого метода провели оплодотворение 200 женщин, и ни одна из них не стала носителем вируса иммунодефицита человека.

Еще один вариант – искусственное оплодотворение, при котором для оплодотворения используют сперму другого мужчины.

Если ВИЧ-положительны оба супруга

В этом случае риск инфицирования ребенка очень высок. Кроме того, при незащищенном сексе партнеры могут заразить друг друга различными заболеваниями, передающимися половым путем (они усугубляют течение болезни), а также другими штаммами ВИЧ.

Беременность

Беременность ВИЧ-инфицированной женщины должна находиться под строгим контролем специалистов. Если на период вынашивания ребенка женщина прекратит прием противовирусных препаратов, существует риск быстрого восстановления вирусной нагрузки. А это, в свою очередь, во много раз увеличивает шансы вертикального заражения ребенка. Вообще, во время беременности ребенок может заразиться непосредственно в утробе (из кровотока через плаценту) или же во время родов. Существует информация, что передача ВИЧ от матери к плоду происходит на поздних сроках беременности (ближе к родам). Тем не менее, вирус определяли и у абортированных плодов сроком 8 недель. Риск передачи вируса ребенку от инфицированной матери составляет один к семи.

Если ВИЧ впервые обнаруживается уже у беременной женщины, ей предоставляют исчерпывающую информацию о возможных рисках и ставят перед выбором: сохранять беременность или нет. Само ж течение беременности у ВИЧ-позитивной женщины часто осложненное.

Родовой период

Во время родов существует большой риск инфицирования младенца, поскольку он подвергается воздействию крови и вагинального секрета. Также риск заражения повышает наличие разнообразных повреждений и ран, которые образуются в результате родового процесса или хирургических манипуляций (трещины, разрывы, наложение щипцов).

Если женщина принимает противовирусные препараты, то вряд ли ей будут советовать кесарево сечение. Дело в том, что в ее случае шансы передачи вируса к ребенку в обоих случаях равны. Если же терапия не проводилась, выбирают кесарево.

При естественном родоразрешении женщине дают препарат Зидовудин, который является хорошим профилактическим средством.

Если во время зачатия, беременности и родов малыш не заразился вирусом, это не значит, что он не инфицируется в послеродовом периоде. Например, установлено, что вирус передается с грудным молоком матери. Поэтому после рождения малыша женщине советуют отказаться от идеи кормить малыша грудью. Кроме того, женщину обучают правилам ухода за малышом с тем, чтобы она представляла для него наименьший риск. Если матерью будут приняты все необходимые меры предосторожности, риск инфицировать новорожденного снижается в десятки раз.

О чем стоит задуматься?

О том, реально ли вы хотите сохранить эту беременность и согласны ли вы идти на такой риск. Вы должны знать: если ребенок инфицирован внутриутробно или при рождении, в 80% случаев к пятилетнему возрасту у него разовьется СПИД. Будет ли кому позаботиться о малыше, если матери или обоим родителям будет плохо? Как они справятся?

Решение, сохранять ли малыша, принимает только пара. И задача специалистов, каким бы оно ни было, поддержать и помочь их всеми возможными способами.

Беременность и ВИЧ: можно ли родить здорового ребенка с диагнозом ВИЧ?

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) ― серьезное заболевание, которое на данный момент невозможно вылечить. При грамотной медикаментозной поддержке инфицированный человек способен жить полноценной жизнью до глубокой старости. Женщина с ВИЧ может родить здорового и крепкого малыша, несмотря на свой диагноз. Однако существуют четко прописанные правила, которых следует придерживаться на этапе подготовки к беременности и родам.

ВИЧ-инфицированная мать может передать болезнь своему ребенку тремя путями:

  1. во время беременности;
  2. во время родов;
  3. в процессе грудного вскармливания.

Антиретровирусная терапия (АРТ) и снижение вирусной нагрузки могут предотвратить перинатальную передачу ВИЧ, повысив защиту организма роженицы и малыша. Беременная женщина должна осознавать степень ответственности, которая на нее ложится. Соблюдение рекомендаций врачей на этапе планирования беременности, вынашивания плода и родов существенно повысит шанс родить здорового ребенка.

Как предотвратить передачу ВИЧ ребенку?

Женщины, которые планируют беременность, в обязательном порядке должны пройти тестирование на ВИЧ. Чем раньше обследование будет сделано, тем лучше. При обнаружении вируса необходимо незамедлительно встать на учет для получения медицинской поддержки и назначения лекарств, которые помогут свести к нулю риск передачи заболевания ребенку.

Анализ проводится в начале беременности и на 30-й неделе вынашивания плода. Этого достаточно, чтобы подтвердить болезнь или опровергнуть ее существование. Зная о заражении и не предпринимая никаких мер, женщина создает беспрецедентную ситуацию, в которой риск передачи болезни ребенку возрастает до 30-40%. При осуществлении профилактических мер противодействия, ВИЧ у детей проявляется в менее чем в 2% случаев.

Как организм пытается защитить ребенка во время беременности?

Природа предусмотрела естественные механизмы защиты ребенка от ВИЧ во время беременности. Этому способствует несколько фактов:

  1. Неблагоприятная кислотная среда влагалища для выживания сперматозоидов. Эта среда точно также неблагоприятна для вируса, она остается такой на протяжении всей беременности при условии, что нет инфекций, передающихся половым путем.
  2. Гормональный фон во время беременности способствует утолщению стенок влагалища, что создает хороший защитный барьер против проникновения инфекций извне.
  3. Защитная слизистая оболочка шейки матки остается неизменной на протяжении всего периода вынашивания плода, что осложняет проникновение вируса внутрь.

В дополнение к этому, неповрежденная плацента является еще одним барьером против передачи ВИЧ ребенку во время беременности. Однако всего этого недостаточно без целенаправленной и персонально разработанной помощи врачей.

Как вирус ВИЧ может передаться ребенку?

Женщины с ВИЧ-инфекцией в одном случае из четырех могут передать болезнь своему ребенку при отсутствии квалифицированной медицинской поддержки. Эти риски существенно возрастают, когда появление малыша на свет преждевременно. Высоки они при разрывах тканей, кровотечениях, использовании щипцов. Врачи снижают опасность, разрабатывая индивидуальные решения для благополучных родов.

Наблюдение в СПИД-центре во время беременности

Если у Вас обнаружам ВИЧ во время обследования в женской консультации, вас направят в городский СПИД-центр. Здесь все создано для того, чтобы оказавшиеся в сложной ситуации люди, получили помощь специалистов. Квалифицированные врачи работают с пациентами, предлагая современные методы терапии с высокой эффективностью и минимальными побочными реакциями. При первичном посещении центра вас направят на контрольный скрининг крови, а затем на обследование к эпидемиологу.

Специалист проведет с вами беседу. Расскажет, как жить с болезнью, как предотвратить ее передачу другим людям. Обязателен визит к гинекологу центра, если беременность уже развивается. После тщательного изучения ситуации и постановки сроков вы будете направлены к врачу-инфекционисту. Беременные женщины не стоят в общей очереди, отношение к ним максимально деликатно на всех этапах обследования. Именно инфекционист принимает решение о начале ВААРТ. При этом учитывается клиническая картина заболевания, выявляются показатели вирусной нагрузки, статус.

Главная задача врачей СПИД-центра заключается в снижении нагрузки до уровня, когда ее невозможно определить. Это поможет защитить развивающегося в утробе матери малыша от опасности заражения.

Кто назначает анти-ВИЧ терапию для беременных?

При выборе препаратов для лечения врач руководствуется максимальной безопасностью их действия на плод. Использование этих средств подтверждено мировой клинической практикой. Лекарства выписываются для получения в аптеке СПИД-центра. Наблюдение за состоянием будущей роженицы также осуществляется по месту жительства. Перед поступлением в родильный дом женщина получает необходимые рекомендации от инфекциониста и полный перечень лекарств, которые будут необходимы во время пребывания в предродовом и родильном отделении.

Опасны ли антиретровирусные препараты для малыша?

Предстоящее материнство заставляет женщин искать ответы на многочисленные вопросы о состоянии своего малыша. Один из основных вопросов, который задают будущие роженицы: «Опасна ли ВААРТ для ребенка?». Эксперты отвечают, опираясь на практику прошлых лет: до сих пор не зафиксировано случаев негативного влияния антиретровирусной терапии на детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных женщин.

Классические роды или кесарево сечение — что выбрать при ВИЧ?

Чтобы не передать ВИЧ от матери к младенцу, способ появления ребенка на свет принимается в каждом отдельном случае индивидуально. Все зависит от вирусной нагрузки на сроке 36 недель. Если нагрузка вируса на организм высока, может быть рекомендовано кесарево сечение. Если уровень нагрузки низкий, может приниматься решение в пользу классических родов.

Может ли мать кормить грудью ребенка при ВИЧ-положительном статусе?

Передача вируса через грудное молоко является одним из источников опасности распространения болезни. По данным ВОЗ, грудное вскармливание ― бесценный ресурс здоровья для малышей. Назначение АРТ-препаратов маме и малышу способно свести к минимуму риск заражения. Однако решение о кормлении грудью все же остается за матерью.

Как узнать, является ли ребенок ВИЧ-положительным после появления на свет?

Определить, есть ли у ребенка вирус иммунодефицита человека, помогают анализы крови. Обычно они проводятся трижды для получения объективных результатов:

  • в течение первых нескольких дней;
  • в возрасте 1-2 месяца;
  • в возрасте 4-6 месяцев.

Если все проведенные тесты отрицательны, у ребенка нет ВИЧ. Рекомендуется также сдать анализы по достижению ребенком 1-2 лет. Если анализы показали присутствие вируса в крови, должно быть назначено лечение антиретровирусными препаратами. Эти лекарственные средства эффективны, безопасны и помогут сохранить иммунитет малыша.

Анализы крови на ВИЧ у новорожденного ребенка

Ребенок, рожденный от ВИЧ-положительной матери, с момента появления на свет дает отрицательный результат при тестировании. Это является нормой, ведь ему передаются антитела матери на физиологическом уровне для создания защитного барьера от инфекции.

Белки, которые определяет скрининг-система, уходят из поля видимости примерно к 1,5 годам. Положительный результат ПЦР-анализа может свидетельствовать о возможном заражении ребенка, однако для окончательной установки диагноза важно полное обследование на базе СПИД-центра.

Самым лучшим исходом событий после родов считается отрицательный ПЦР у ребенка на следующий день после рождения от ВИЧ-положительной матери. Этот результат подтверждает, что передачи ВИЧ во время беременности не было. Если такой же ответ при использовании ПЦР будет получен в 1 месяц жизни, это станет показателем того, что инфицирования не было и при родах. В среднем достоверность таких данных составляет 93%.

Если в период с 4 до 6 месяцев ПЦР показывает еще один отрицательный результат ― вероятность отсутствия вируса в крови ребенка максимально приближена к 100%. Чтобы полностью исключить риски, достаточно провести 2 и более исследования крови после 1 месяца, а также сделать 2 скрининга после исполнения года. Также должно отсутствовать грудное вскармливание на протяжении последних 12 месяцев.

«Раньше делала тест на ВИЧ каждые полгода, а после рождения ребенка перестала бояться». Как живет семья, в которой у мужа ВИЧ, а жена и дочь — здоровы

«Раньше делала тест на ВИЧ каждые полгода, а после рождения ребенка перестала бояться». Как живет семья, в которой у мужа ВИЧ, а жена и дочь — здоровы

«Да, это заболевание, но не более того. Я принял его», — спокойно говорит Алексей (все имена изменены по просьбе героев). У него умное, внимательное лицо и что-то такое профессорское, знающее во взгляде. Немудрено, ведь Алексей — психолог. Сегодня он помогает принять болезнь и прекратить войну с самими собой людям с ВИЧ. У него есть жена (ВИЧ-отрицательна) и дочь (ВИЧ-отрицательна). Он успешен, принят в обществе, благополучен. Казалось бы, хеппи-энд? Зачем вообще рассказывать эту историю?

Но ведь свои лица Алексей и его жена Ирина не покажут читателям Onliner.by. Почему? Да потому, что они живут в Беларуси и реалистично смотрят на вещи: человек, открывший свой ВИЧ-положительный статус, рискует столкнуться с отвержением, изоляцией, дискриминацией. И уж тем более человек, «посмевший» зажить обычной нормальной жизнью со здоровой женой, родить ребенка…

Эта история — попытка показать изнутри мир человека с ВИЧ. В нем много вины, тревоги, боли и отчаяния. Но и место для любви тоже есть. Просто дослушайте до конца.

«Тупик. Паровоз приехал — и стоит»

В начале девяностых поколение, окончившее школу, уперлось прямо в пустоту. Прежние идеи и смыслы были разрушены. Новых не было. Зато можно было спокойно вызвать такси, и любой водитель знал, где на районе точка с героином. А цыгане в частном секторе предлагали наркотики «по сходной цене». Такой была реальность Алексея где-то в 16 лет.

— Когда я окончил школу и нужно было взрослеть, я не очень-то понимал, что делать дальше. Был испуган тем, что меня обязывали идти в армию, а я не хотел служить. В этот момент в мою жизнь пришли наркотики. Сначала я попробовал марихуану, потом — инъекционные вещества. Домой я приходил только переночевать и поесть. Работы не было, профессии не было, смысла жизни — тоже. Так прошло десять лет. Когда началась ВИЧ-инфекция, я не помню, — говорит мужчина.

О диагнозе «ВИЧ» Алексей узнал в 1997 году. Тогда это заболевание считалось смертельным. Лечения не было никакого. Висели плакаты с огромными воспаленными лимфоузлами, умирающими дядьками, надписями «Вам осталось от двух до пяти лет» — одним словом, полный набор ужасов.

— В 1997-м я в очередной раз проходил лечение от наркозависимости в государственной клинике. Принудительно? Нет. Все зависимые периодически сами ложились в больницу, чтобы отдохнуть, переключиться, сменить обстановку, слезть с дозы героина, снять боль, отоспаться, наесться, — при этом прекрасно понимая, что это «лечение» никак не поможет. Потому что с психикой тогда не работали. Ровно после двух недель детоксикации зависимые садились в такси и ехали на ту же точку за героином, с которой их привезли в больницу.

В клинике брали кровь. Я почему-то догадывался, что у меня что-то есть. Во-первых, воспалились лимфоузлы. Во-вторых, доктор подошел ко мне, сначала долго смотрел в окно, потом — на меня. С сочувствием. А наркоманы у докторов обычно сочувствия не вызывают. Агрессию — да. А здесь было сочувствие, и я начал догадываться, что со мной случилось что-то плохое. «Чего ты будешь выписываться? Полежи у нас еще, прокапайся», — завел разговор доктор. А потом меня вызвали в Центр СПИДа на Ульяновской (был у нас такой раньше), и там огласили диагноз. Тогда я принимал столько наркотиков, что, казалось бы, мне должно быть все равно. Но я почувствовал шок и опустошение.

Наркозависимый постоянно испытывает сильнейшее отчаяние. А что еще испытывать, когда ты понимаешь, что не можешь выздороветь, не можешь не употреблять? Какие бы заклятия ты себе с утра ни читал, ровненько к вечеру идешь за дозой снова. В какие бы больницы или к каким докторам ни обращался — все напрасно. Зависимость в те времена побеждала человека на 100%. Все надеются на твое выздоровление, а ты понимаешь, что рано или поздно подохнешь от передоза. Или в тюрьму заберут. Жизнь превращается в существование, в котором очень много боли, горя, наркотиков, злости, отчаяния, безысходности. Нет надежды, нет света, нет будущего. Казалось бы, уже все равно, чем ты болен, от чего ты умрешь…

Фото носит иллюстративный характер

Несмотря на все это, новость о ВИЧ меня просто выпотрошила. Если какая-то мизерная надежда на будущее все-таки тлела, то теперь она прекратила свое существование. Такой тупик, когда паровоз приехал — и стоит. Ни вперед, ни назад. Ничего. Пустота. Как будто батарея у телефона разрядилась, мигает красным, а подзарядить негде. Но ведь нельзя лечь и умереть. Все равно встаешь по утрам, чистишь зубы, планируешь что-то…

«Я признался, что у меня ВИЧ, группа меня окружила и обняла»

Свой диагноз Алексей скрывал от всех — и от друзей, и от родителей. Признался только на терапевтической группе в реабилитационном центре в 2001 году.

— На группе мы учились жить по-новому, понимали, что, кроме наркотиков, наркоманов, милиции и больниц, есть другие вещи: живые отношения, слезы, смех, откровенность, поддержка. Я признался, что у меня ВИЧ, вся группа меня окружила и обняла. Не на уровне слов, а всем своим существом я ощутил, что меня принимают. Мне стало значительно легче жить с диагнозом. Раньше хотелось отрицать его, заткнуть куда-то, сделать вид, что это произошло не со мной. Диссидентские мысли о том, что ВИЧ не существует — как раз из этой серии, когда люди не могут пережить состояние шока, потому что их никто не поддерживает. Потом я сказал правду родителям. И стало легче.

После десяти лет употребления наркотиков у Алексея началась (и длится до сих пор), как он сам по-медицински говорит, «трезвость». А с 2007 года — антиретровирусная терапия, то есть лечение от ВИЧ. Поначалу Алексей, как и другие пациенты, не понимал необходимости терапии. «Тем ВИЧ и страшен, — говорит мужчина сегодня, — у тебя ничего не болит, так зачем принимать лекарства?»

И все-таки болезнь дала о себе знать. Во-первых, состояние постоянного холода, когда невозможно согреться, что бы ты ни делал. Во-вторых, хроническая усталость. У Алексея хватало сил только на то, чтобы поднять себя утром, дойти до работы, а в шесть вечера вернуться и тут же заснуть в изнеможении. И так каждый день. В конце концов Алексей начал принимать лекарства и делает это до сих пор — день в день, утром и вечером по две таблетки.

«Может быть, с ВИЧ-инфекцией меня никто не будет любить?»

— Когда я признался людям в своем диагнозе, мне стало комфортнее, я понял, что мир состоит не только из тех людей, кто может пренебречь мной или осудить. Я начал строить отношения с девушками. Вопросов все равно было много. Сказать о диагнозе или нет? Когда это сделать? Отвернутся от меня или нет? Может быть, с ВИЧ-инфекцией меня никто не будет любить? С этими вопросами я пытался разобраться. Иногда я был честен и смел, иногда — нет. Но о безопасности партнерши я думал всегда.

История знакомства с Ириной, будущей женой, была довольно банальной, как у всех обычных людей. Дело было на курсах повышения квалификации. Алексей тогда уже получил высшее образование и работал психологом, а Ирина занималась маркетингом в одной общественной организации.

— Заочно с Ириной мы были знакомы, потому что работали в одной сфере. И свой диагноз я не скрывал. Поэтому мне не нужно было раскрывать тайну про ВИЧ-инфекцию, думать, как она к этому отнесется. Я сказал Ире: «Чтобы я не вводил тебя в заблуждение по поводу риска в сексе, ты можешь поговорить со специалистами, с докторами. Узнать, как передается болезнь и как она не передается».

Она поговорила, пообщалась — и все. Стало понятно, что рисков нет или они сводятся к минимуму в двух случаях. Первый — когда человек принимает лечение от ВИЧ, вирусная нагрузка у него снижается. В медицине она называется «неопределяемой». И человек становится неопасным для окружающих. Чтобы нагрузка снизилась, нужно принимать антиретровирусную терапию хотя бы полгода. А я это делаю уже много лет. Второй фактор — предохранение. Если люди используют презерватив, этого достаточно для того, чтобы они друг друга не инфицировали. Все. Конечно, можно предположить какой-нибудь внезапный случай, когда презерватив порвется. Но, опять-таки, если человек принимает лечение от ВИЧ, это неопасно. В быту ВИЧ-инфекция не передается.

Вот так медицина и здравый смысл победили то, что сам Алексей называет «инстинктивным внутренним страхом человека перед заболеванием». Ира сказала «да». После нескольких лет брака пара стала думать о ребенке. Какие здесь существуют способы? ЭКО в Беларуси пациентам с ВИЧ не делают. В РНПЦ «Мать и дитя» есть аппарат по очистке спермы от ВИЧ-инфекции. После очистки происходит искусственная инсеминация. Это сложный способ, и, хотя Алексей и Ирина пытались несколько раз, у них не получилось.

— Тогда мы решили пойти естественным путем. Ведь вирусная нагрузка у меня очень низкая, «неопределяемая». У нас родилась девочка, сейчас ей три года. Она здорова, жена здорова — и слава богу. Мне очень хотелось иметь семью и детей! Да, с ВИЧ-инфекцией это сделать сложнее, но при соблюдении всех правил, консультациях с врачами — возможно.

«Человек с ВИЧ вынужден жить в постоянной тревоге, с Уголовным кодексом на тумбочке»

— Алексей, в Уголовном кодексе Беларуси есть 157-я статья — «Заражение вирусом иммунодефицита человека». Причем она касается даже семей, пар в официальном браке. На ваш взгляд, это нормально?

— Нет, конечно. Хотя в ближайшее время 157-я статья должна быть пересмотрена, для ВИЧ-позитивных людей это ловушка. Тупик, в котором ты никак не можешь быть не наказанным. Ведь дело возбуждают без заявления. То есть не партнер пришел и сказал: «Вот он меня инфицировал!» Происходит иначе. Люди идут сдавать тест на ВИЧ. И если оба положительные, проводится эпидемиологическое расследование: «Кто вас инфицировал? С кем вы спали? Ага, с этим? А ну-ка, иди сюда. Муж ты, не муж — нас не волнует. Пройдемте в зал суда и там уже решим, насколько вы злостный заражатель». И у человека нет возможности сказать: «Подождите, но я же говорил партнерше про ВИЧ-статус. Я предохранялся. Заявителя нет. Так почему вы заводите дело?»

Сейчас предлагается поправка в закон, чтобы была возможность не возбуждать уголовное дело, если человек предупредил о своем статусе.

Понятно, милиция ловит женщин из секс-бизнеса, которые без презерватива передают ВИЧ. Проститутку, которая инфицировала нескольких партнеров, сажают. Но почему не привлекают к ответственности мужчин, которых она инфицировала? Они же тоже имеют голову. Почему не надевали презервативы? Почему пользовались секс-услугами? Здесь есть обоюдная ответственность. Но в законе она однобокая — только для тех, кто имеет ВИЧ-статус.

И человек с ВИЧ вынужден жить в постоянной тревоге. С Уголовным кодексом на тумбочке, я бы сказал.

Фото носит иллюстративный характер

Казалось бы, мы современное общество. Но стигма в отношении ВИЧ-положительных людей никуда не исчезла. Одно дело — соседские сплетни. Такой уровень я даже не хочу рассматривать. Мало ли что говорят соседи. Но когда человека дискриминирует собственное государство на уровне законов и поведения госслужащих, это очень плохо. Если человек с ВИЧ обратится в больницу за медпомощью и откроет свой статус, ему могут отказать, в тот же день выписать — сколько было таких случаев! Или врачи наденут двадцать перчаток во время банального осмотра, будут шушукаться при пациенте… Когда на уровне законодательства есть уголовная ответственность, есть дискриминация, о чем можно говорить?

Я понимаю, что людей, которые могут передать болезнь, нужно оградить. Но ограждения должны быть не в ущерб людям с ВИЧ. Нельзя затрагивать их права. Все не должно сводиться к наказанию людей с ВИЧ-положительным статусом. Должны быть основания. Если мы говорим, что вирус передается только через кровь, то какого черта мне нельзя идти в бассейн? Почему в нашей стране человек с ВИЧ не может работать хирургом, а в Швеции — может?..

Или все эти плакаты со смертями, «СПИД — чума XX века», шприцы, маковые головы — зачем все это? При чем здесь, например, девушка, которую случайно инфицировал парень? Да она никогда в жизни не видела наркотиков! Она сидит на остановке, у нее ВИЧ. Смотрит на плакат, ассоциирует себя с этими шприцами и думает, что если хоть кому-нибудь признается в своем диагнозе, то люди решат, что она наркоманка, а значит, сама виновата. Или сотни домохозяек, которые не выходили из дома? Муж съездил в командировку, потом передал ВИЧ. К какой группе наркозависимых она относится? А уж если ты действительно наркозависимый и заболел ВИЧ — все, оправдания тебе нет. В комментариях только одно: «голубые» или «зеленые», туда вам и дорога. И это вопрос зрелости общества. ВИЧ-позитивные люди становятся своего рода козлами отпущения, на которых можно сливать всю человеческую неудачу. А ведь пройдет еще 10—20 лет, и все про ВИЧ забудут. Это останется болезнью прошлого — вроде натуральной оспы, которую сегодня благодаря прививкам никто из врачей не видел.

«Подруги говорили, что я делаю большую ошибку»

Ирина с гордостью говорит: «Мы уже девять лет вместе с Лешей». Довольная женщина, счастливый брак. Но. Статус своего мужа Ира тщательно скрывает. Об этом не знает даже ее мать. Почему? Потому что принятие — это ни разу не достоинство нашего общества.

— Когда мы познакомились с Лешей, я работала в общественной организации, которая помогает в том числе и людям, живущим с ВИЧ. За много лет работы стала относиться к ВИЧ с меньшей опаской. Я знала, что есть такой Алексей, что у него положительный статус и что он занимается интересным делом — вот, пожалуй, и все. Познакомились мы вживую на курсах повышения квалификации. Они длились неделю, и все это время мы были рядом друг с другом, — вспоминает Ирина.

Прошло время, мы продолжали общаться. В какой-то момент я точно поняла: да, у нас начинаются отношения. И вот тогда мне стало страшно. Было два противоречивых чувства. С одной стороны, возникшая нежность, любовь, притяжение к Леше, а с другой, конечно, страх перед болезнью. Наверное, если бы я до этого столько лет не работала с темой ВИЧ, то не продолжила бы отношения. Ведь заразиться ВИЧ — это было одним из моих самых больших страхов. Сыграли свою роль агитация и борьба со СПИДом в 1980—1990-х, когда эпидемия только начала распространяться и повсюду висели плакаты «СПИД — чума XX века», смерть с косой. Наверное, это глубоко отложилось у меня в подсознании.

Я рассказала подругам о Лешином статусе, делилась с ними и видела ужас в их глазах. Они говорили: «Ира, ты что! Не надо!» Меня предостерегали, говорили, что я делаю большую ошибку.

Честно скажу вам, я не знаю, что сработало. Почему я сказала «да»? Почему пошла в отношения? Наверное, чувства перебороли страх, и я доверилась Леше. К тому же он работает в этой сфере, много знает, консультирует пациентов с ВИЧ.

Рожала ребенка Ира как самая обыкновенная женщина. О статусе мужа врачам она просто не сказала — а они и не спрашивали.

— Поскольку я знаю, что стигма очень велика и включает даже уголовную ответственность за инфицирование, то мы, скажу честно, очень тщательно все скрываем. Оберегаем себя и ребенка. Когда я была беременна, то не говорила, что муж с диагнозом. В поликлиниках есть такая практика, когда мужу говорят сдать анализ на ВИЧ. Но это все по желанию. Я готовилась дать отпор, сказать, что муж не хочет сдавать, даже пособие какое-то с собой взяла, где написано, что подобные анализы — дело исключительно добровольное. Но мне оно не понадобилось, потому что доктор вообще об этом не вспомнил. Так ни в поликлинике, ни в роддоме никто ничего не узнал.

«Я говорила Леше: давай расписку напишу, что знаю о твоей болезни»

— Я считаю ненормальной ситуацию, в которой человека с ВИЧ гипотетически могут посадить, хотя жене известно о его статусе и она сама, по собственному желанию находится в этих отношениях. Все взрослые люди принимают ответственность. Я принимаю на себя ответственность, да, я имею риск. И это дело не только моего мужа как человека с ВИЧ, но и мое собственное. Если человек предупредил о своем диагнозе, то о наказании не может идти и речи. Если же он не предупреждал и не принял никаких мер к предохранению, тогда, конечно же, должны быть другие варианты последствий. Я даже говорила Леше: давай расписку напишу, что знаю о твоем диагнозе и принимаю ответственность. Но это не работает. Такую расписку никто не примет. Так что ситуация нелепая, ее точно нужно менять. Для меня уголовная ответственность за инфицирование — такой же глупый, неработающий рычаг, как смерть с косой на плакатах. Как будто это предотвратит распространение ВИЧ!

— Скажите честно: вы же чувствуете тревогу, боитесь заразиться?

— Да. Не каждый день, не постоянно, но бывает. Особенно когда мы были в процессе зачатия. Я испытывала большие страхи — но ведь и причина была реальной. Сейчас я чувствую тревогу не каждый день. Иногда даже забываю, что у Леши что-то есть. Страх возникает, когда что-то происходит: мелкая ранка у мужа, например. Я думаю, это нормальный инстинкт самосохранения. Раньше я делала тесты на ВИЧ достаточно часто, раз в полгода точно, но после беременности и рождения дочери перестала. Мы занимаемся сексом только в презервативе. А никаких других опасных для заражения ситуаций не было. Сейчас страхов меньше — вот и количество тестов в год уменьшилось.

В быту у нас все точно так же, как у любой семьи. Мы едим вместе из одной посуды, наши зубные щетки стоят в одном стакане. Вообще никаких заморочек.

Я думаю, что нашему обществу не хватает принятия. И не только в отношении ВИЧ-инфекции. У нас много особенных детей, людей с инвалидностью… Общество отвергает их. Люди рассуждают в таком духе: «В моей семье этого нет. Значит, таких людей вообще нет. Их не существует». Но мы есть!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *